Ставьте like и читайте!

БЕЙ, БЕГИ, ЗАМРИ ИЛИ СДАЙСЯ... Психолог Дмитрий Матуланис

06.10.2022, 3ade.lv

БЕЙ, БЕГИ, ЗАМРИ ИЛИ СДАЙСЯ... Психолог Дмитрий Матуланис

БЕЙ, БЕГИ, ЗАМРИ ИЛИ СДАЙСЯ...

До пандемии мы с вами с радостью принимали и практиковали текущий тренд — ментальное исцеление. Два года пандемии научили нас дышать, быть здесь и сейчас, очерчивать границы, расставлять приоритеты, мыслить трезво... Избитая фраза «жизнь больше не будет прежней» обрела иной смысл. Нам казалось, что мы можем стать сильней. Что мы научимся, справимся, это нам по силам. Реализуя всем хорошо известную стратегию «бей и беги». В результате последние наблюдения говорят о том, что, несмотря на бушующие события, мир замер. Многие люди в нём. То ли от страха, то ли от ожидания, может, от неизвестности... Но есть и те, кто стал «оленёнком»... Чем чреваты такие реакции?


Автор: Алмаза Пирха

Эксперт: сертифицированный клинический психолог, КБТ-терапевт в обучении, магистр психологии, Дмитрий Матуланис 

ПСИХОЛОГ ДМИТРИЙ МАТУЛАНИС

Вы удивитесь, ведь я удивилась, что механизм «бей, беги, замри или сдайся» имеет ещё один «рычаг». На английском он звучит как FAWN — эффект оленёнка, или умение пресмыкаться, заискивать, лебезить, расшаркиваться. И это тоже встроенный защитный механизм, реализованный эволюцией и вызывающий физиологические изменения, в том числе учащение пульса и обострение чувств, которые позволяют быстро защитить себя от предполагаемой опасности.



Дмитрий, «бей и беги» — механизм, который делает человека пусть и способным защищаться, но и агрессивным? Выходит, что, если его не контролировать — человек опасен?

Могу ответить на ваш вопрос утвердительно. Я сторонник идеи, что сейчас мы живём в самую безопасную эпоху за всю историю человечества, несмотря на локальные войны и вспышки насилия. Ещё 150 лет назад человеческая жизнь ничего не стоила, а понятие «эмоциональное насилие» не имело никакого значения. Сейчас же психология, нейронаука и другие смежные дисциплины меняют уклад общества и активно влияют на социальные процессы. Мы поняли, что дети должны расти в семье и их надо любить, чтобы у них сформировалась безопасная привязанность и они выросли психологически зрелыми личностями, мы поняли, что физическое насилие причиняет сильнейший урон психике, мы поняли, что нет разницы между эмоциональным насилием и физическим, мы поняли, что человечное отношение к себе и к другим существенно снижает деструктивные тенденции в обществе. Осознание человеческой природы и есть контроль над ней. Мы учимся её понимать и тем самым находим здоровые способы справиться с этой природной энергией, что в свою очередь делает общество лучше.

Но эта безопасность очень хрупка, в людях всё ещё кроется много опасности и разных заложенных природой деструктивных механизмов. Природа хочет, чтобы мы выжили и распространили свои гены дальше. Для этого необходимо себя эффективно защищать. Реакция «бей и беги» — универсальный защитный механизм, который свойственен многим животным. Но особенно у людей этот механизм принял сложнейшие психологические и поведенческие формы. Многие психические расстройства или формы деструктивного поведения можно объяснить через этот механизм. Не стоит понимать буквально, что реакция «бей и беги» означает настоящее бегство или борьбу. Чаще всего эти механизмы превращаются в сложные психологические формы, а угроза, вызывающая эту реакцию, вместо реальной опасности, является очень мнимой и субъективной. Например, мужчина очень опасается, что его женщина может ему изменить — страх измены для него является стрессором, далее может последовать реакция «бей», которая может принять форму жёсткого контроля и подавления. Мужчина контролирует каждый шаг женщины из-за страха, что ему изменят, а контроль — это эмоциональное насилие. Осознание и здоровое управление этими природными механизмами может сделать нас и мир вокруг нас лучше.



Психологи говорят, что в момент психологического стресса, точно так же как и при физической угрозе, бить и бежать (то есть действовать и противодействовать) удаётся тем, кто верит в свои силы. Из чего следует вывод, что если люди в сегодняшних обстоятельствах кидаются на окружающих, то вызвано это уверенностью в своих силах и правоте... Так ли это?

Тут важно разделить реакцию «бей и беги» на здоровую и нездоровую. Если на меня нападает преступник и я верю в свои силы, в зависимости от обстоятельств, я могу дать отпор, убежать или даже замереть, что может спасти мне жизнь — это будет здоровой реакцией «бей и беги». Но чаще всего люди неосознанно используют этот механизм во время мнимой угрозы. Если человек кидается на другого без всяких объективных на то причин, к примеру, муж кидается на свою жену, или мать кидается на своего ребёнка, а ребёнок или жена едва ли несут объективную угрозу, то здесь речь скорее всего не о внутренней уверенности, а, наоборот, о сильной неуверенности и чувстве уязвимости. Вряд ли уверенный в себе мужчина будет пытаться контролировать свою женщину из-за страха измены, и вряд ли уверенная в себе мать будет бить своих детей из-за страха, что они её опозорили и теперь окружающие подумают, что она плохая мать. И это как раз таки и будет нездоровой реакцией «бей и беги», которая в основном исходит из глубинного чувства собственной уязвимости, которое, скорее всего, сформировалось в форме неких убеждений в неблагоприятных или травматических условиях в детстве. 

РЕАКЦИЯ «БЕЙ И БЕГИ» — ЭТО ЕСТЕСТВЕННАЯ ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ ОРГАНИЗМА НА СТРЕССОВЫЕ, ПУГАЮЩИЕ ИЛИ ОПАСНЫЕ СОБЫТИЯ. ОНА ВОЗНИКАЕТ ПРИ ВОСПРИЯТИИ УГРОЗЫ, БЫСТРО АКТИВИРУЯ СИМПАТИЧЕСКУЮ НЕРВНУЮ СИСТЕМУ И ВЫСВОБОЖДАЯ ГОРМОНЫ, ПОДГОТАВЛИВАЯ ОРГАНИЗМ К ВСТРЕЧЕ С УГРОЗОЙ ИЛИ БЕГСТВУ В БЕЗОПАСНОЕ МЕСТО. МЕХАНИЗМ «БЕЙ И БЕГИ» ЯВЛЯЕТСЯ НАШИМ УКОРЕНИВШИМСЯ ИНСТИНКТОМ ВЫЖИВАНИЯ И ПРЕДСТАВЛЯЕТ ВАРИАНТЫ, КОТОРЫЕ НАШИ ДРЕВНИЕ ПРЕДКИ МОГЛИ ВЫБИРАТЬ, ИМЕЯ ДЕЛО С ОПАСНЫМИ УСЛОВИЯМИ.


Агрессивная реакция «бей и беги» — своего рода травма. Как травма становится смыслом жизни?

Это не совсем смысл жизни, скорее травма становится частью личности и жизни, человек как бы срастается с этой травмой и с той картиной мира, которая у него сформировалась в результате этой травмы. В процессе переживания травматических событий в детстве, например, в результате жестокого обращения, игнорирования эмоциональных потребностей ребёнка, постоянной критики или сверхконтроля, у ребёнка формируются стойкие убеждения о том, какой он сам, какой мир вокруг него и какие люди. Исходя из этих убеждений у него формируются защитные механизмы и определённые стратегии преодоления потенциально опасных ситуаций.
Эти стратегии похожи на реакции «бей, беги или замри», но в более сложной психологической форме. Например, если родители чрезмерно опасались за своего ребёнка, всё делали за него, чтобы его уберечь от возможных неудач, то это может сформировать в ребёнке убеждение, что он беспомощный и что он не справится самостоятельно. Возможно, что во взрослом возрасте избегание и замирание будут основными защитными механизмами этого человека.



Всё чаще мы видим у людей реакцию замирания. Когда не хочется ни драться, ни бежать, можно замереть и молчать. Состояние замирания — как его можно описать, чтобы у себя диагностировать?

Как выше было сказано, важно разделить наши защитные реакции на здоровые и нездоровые, или на адаптивные и неадаптивные, если хотите. В нынешнее неопределённое время, когда угроза войны стала очень реальной, у людей активизировались сильнейшие защитные механизмы. Я сам наблюдаю у многих шоковое состояние, у кого-то опускаются руки, кто-то уходит в себя, кто-то не может продуктивно работать, у кого-то замирание влияет на личные отношения. В особо опасных ситуациях замирание может быть вполне адаптивной стратегией и может спасти жизнь. Но если угроза непрямая и не совсем явная, то замирание может сделать нас менее приспособленными к выживанию. Депрессивное состояние можно определить как острую форму замирания. Эффективность человека падает до минимума, страдают его межличностные отношения и в целом способность функционировать прежним образом.



В некоторых ситуациях это состояние — спасательный круг. Но как не «утонуть» в этом состоянии? И как начать действовать? Надо ли действовать или предпочтительней замереть и молчать?

Удивительно, но помимо описанных выше реакций «бей, беги, замри или FAWN», современные нейробиологи выделяют ещё реакцию «заботы, поддержки и привязанности», она также активизируется в стрессовых ситуациях, помогая нам оказывать поддержку близким и людям, к которым мы расположены или испытываем сочувствие. Помощь другим в таких экстремально неопределённых ситуациях делает нас сильнее и смелее, придаёт смысл, помогает отвлечься от постоянного стрессового фона и в целом укрепляет межличностные связи и делает наше общество более человечным и здоровым. 

Почему чаще осуждают тех, кто предпочитает замирать и молчать, чем тех, кто бьёт и бежит?

Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Возможно, у людей это ассоциируется со слабостью, а в обществе часто осуждают слабость, что, на мой взгляд, является причиной многих психологических проблем. Все люди имеют право на слабость и все время от времени её проявляют, но не все признают слабость в себе и не все принимают слабость в других. Думаю, принятие своей собственной слабости делает нас сильнее и смелее.



А что лучше для человека — замереть или всячески проявлять действие?

Движение — это жизнь. Даже при депрессии терапевты и врачи пытаются физически активировать пациента, это называется «поведенческая активация». Она помогает улучшить биохимические процессы в организме, способствует выработке дофамина и серотонина, что в целом улучшает психофизиологическое состояние и делает человека более функциональным.

Есть ещё одна реакция — льстить обидчику... «Реакция оленёнка» как доминирующая или после безуспешной попытки драться, бежать и замереть. Подыграть, чтоб избежать конфликта... «Реакция оленёнка» обычно заметна у людей, подвергавшихся в детстве жестокому обращению. То есть это травма из прошлого. Льстить обидчику — единственная надежда на выживание, вероятно, будет заключаться в согласии и готовности помочь. Насколько такой механизм — решение? Ведь даже во имя спасения «оленёнок» больше заботится о том, чтобы сделать обидчика счастливым, чем о себе...

В целом это неадаптивная стратегия совладания, в которой человек жертвует своими потребностями, интересами и желаниями, чтобы избежать конфликтов, негативных эмоций и повторной травматизации. Эта стратегия довольно пагубна, ибо заставляет отказаться от своих ценностей и своей личности в целом. Такие люди часто становятся жертвами в абьюзивных отношениях. Но помимо того, что люди со «стратегией оленёнка» жертвуют собой, такое поведение подкрепляет и как бы легитимизирует действия обидчика. Но в таких ситуациях ответственность всегда на обидчике, жертва не контролирует этот процесс и часто не может самостоятельно осознать пагубность своего поведения и выйти из него. Людям с такими неадаптивными жизненными стратегиями чаще всего нужна помощь специалистов.



Какие механизмы, приёмы и инструменты должен и может в себе развивать человек, чтобы реагировать на ситуацию, обстоятельства наиболее выгодно для себя?

Это очень индивидуально, ибо каждый человек в течение жизни выработал свои собственные способы борьбы, бегства и замирания. Часто бывает, что какие-то из этих способов являются проблематичными и их надо менять на более адаптивные. Но это работа на личной терапии, либо самостоятельно с самим собой. Как я говорил выше, многие наши стрессоры являются мнимыми, т.е. это ошибочные интерпретации каких-то событий, так называемые ошибки мышления. Например, в контексте последних событий у человека появляются негативные мысли: «наступит экономический кризис, начнут сокращать людей и меня точно уволят первым», «цены растут, и я останусь без денег — это катастрофа, я этого не вынесу». Такие мысли являются очень негативным прогнозированием будущего и катастрофизацией, т.е. ошибками мышления. Мы не можем прогнозировать будущее, и если мы прогнозируем, то почему в самом негативном ключе, почему не представить более реалистичный исход событий? Более того, такие мысли вызывают очень сильный стресс и целый ряд негативных эмоций, и далее следует реакция «бей, беги или замри».

Допустим, этот человек регулярно читает новости про войну и экономику — это будет реакция «бей», иррациональная попытка держать ситуацию под контролем. Скорее всего, поглощение негативных новостей будет вызывать ещё более негативные мысли и усилит стресс, который рано или поздно приведёт человека к стадии истощения, что в свою очередь может вызвать депрессию, целый ряд соматических и других психических проблем.

Если говорить об универсальных способах совладания, то это может быть здравое, рациональное мышление, сочувствующее и человечное отношение к себе, помощь и забота о других, регулярные социальные контакты, соблюдение ежедневной рутины, физическая активность, релаксация, забота о себе, работа с психологом.



Когда обращаться за помощью к специалисту, если реакции «бей» или «беги», «замирай» или «прогнись» становятся слишком частыми, очень интенсивными и активируются в самое неподходящее время?

Важно понять, насколько ваши реакции здоровые и адаптивные. Если вы часто сталкиваетесь с одними и теми же повторяющимися проблемными моделями совладания, которые приводят, например, к частым конфликтам, потере значимых людей, чрезмерному избеганию, подавлению собственных интересов и потребностей, чрезмерной самокритике и слишком высоким стандартам, другими словами, если вы часто и подолгу находитесь в сильном стрессе и ваши действия ухудшают качество вашей жизни, то можно обратиться за профессиональной помощью к психологу или психотерапевту.



ПОНИМАЯ, ЧТО ТАКОЕ «БЕЙ» ИЛИ «БЕГИ», «ЗАМРИ» ИЛИ «ПРОГНИСЬ», ПСИХОЛОГИ ПОМОГАЮТ ЛЮДЯМ ОТКРЫВАТЬ НОВЫЕ СТРАТЕГИИ БОРЬБЫ С ЕСТЕСТВЕННОЙ РЕАКЦИЕЙ НА СТРЕСС. РАЗМЫШЛЯЯ О ТРИГГЕРАХ, НА САМОМ ДЕЛЕ ВАЖНЕЙ ВСЕГО РАЗОБРАТЬСЯ, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЯВЛЯЕТСЯ РЕАЛЬНОЙ УГРОЗОЙ ИЛИ ОПАСНОСТЬЮ. ЖИЗНЕННО ВАЖНО НАУЧИТЬСЯ ЗАМЕДЛЯТЬСЯ, ОСОЗНАВАТЬ СЕБЯ И СВОЁ ОКРУЖЕНИЕ И ОСМЫСЛИВАТЬ ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИСХОДИТ, НАСКОЛЬКО СИТУАЦИЯ ОПАСНА, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ ВОССТАНОВИТЬ КОНТРОЛЬ.



Мой опыт работы с психологами и психотерапевтами говорит о том, что помощь себе антидепрессантами — это крайняя мера. То есть сперва терапия, после медикаменты. На деле же люди часто выбирают сразу медикаменты. Так проще, легче, быстрей. Да, вроде бы антидепрессанты не имеют привыкания. Но и проблем не решают — только внутри заглушают бурю...

В отдельных случаях можно обойтись одними антидепрессантами, а в каких-то других — работает только терапия. Но не стоит недооценивать ни то ни другое. Исследования показывают, что наиболее эффективных результатов в лечении депрессии можно достичь с помощью комбинации медикаментозной терапии и психотерапии. Особенно эффективной, на основании многочисленных исследований, считается когнитивно-поведенческая психотерапия.

Антидепрессанты помогают наладить биохимические процессы в нервной системе, а психотерапия помогает справиться с причинами депрессии, плюс в добавок даёт человеку эффективные инструменты для борьбы с депрессивными состояниями на будущее. Т.е. человек учится сам себе быть терапевтом и может себе эффективно помогать после окончания психотерапии.

ВОТ КОНКРЕТНЫЙ СПИСОК СИМПТОМОВ. ВАМ СЛЕДУЕТ ОБРАТИТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ, ЕСЛИ ВЫ ИСПЫТЫВАЕТЕ ЧТО-ЛИБО ИЗ СЛЕДУЮЩЕГО:

• ПОСТОЯННОЕ ЧУВСТВО «НА ГРАНИ»;

• НЕСПОСОБНОСТЬ РАССЛАБИТЬСЯ;

• ПОСТОЯННЫЙ СТРАХ, НЕРВОЗНОСТЬ ИЛИ БЕСПОКОЙСТВО;

• СТРЕСС МЕШАЕТ ПОВСЕДНЕВНЫМ ЗАНЯТИЯМ;

• ИНТЕНСИВНЫЙ СТРАХ НЕОПАСНЫХ СИТУАЦИЙ.

Возвращаясь к «вспомогательным» препаратам... Хочу заглянуть чуть в будущее. Хотя психоделики (в том числе ЛСД) по-прежнему классифицируются как контролируемые вещества и незаконны во многих странах, включая Соединенные Штаты и Европу, законы, политика и стигматизация начинают смягчаться. Например, Управление по борьбе с наркотиками (УБН) недавно санкционировало увеличение производства психоделиков для удовлетворения растущих потребностей в исследованиях. Это говорит о том, что мы можем вернуться к ним в скором времени?

Психофармакология активно развивается, пробуются всевозможные новые и старые препараты в лечении различных расстройств. Сомневаюсь, что существует тенденция к созданию опьяняющих и изменяющих сознание веществ. Наоборот, современная фармакология старается создавать неизменяющие сознание и не вызывающие зависимость лекарства. Этого требуют и современные реалии. Важно, чтобы человек под воздействием психофармакологических препаратов мог выполнять свои обычные повседневные дела и нормально функционировать.

Сегодня существует огромное количество программ, приложений и виртуальных игр, «помогающих» людям справиться с психологической нестабильностью и тревожностью. Использование ИИ в лечении психических заболеваний может заменить людей — психологов, психотерапевтов?

Знаю, что сейчас активно разрабатываются ИИ для эмпатичного общения с клиентами кол-центров. Обычно это очень стрессовая работа, где надо угадать по голосу настроение клиента, подстроиться и как-то угодить ему так, чтобы клиент был доволен. Последние голосовые ИИ-программы справляются с этим успешнее живых операторов, т.е. программа может лучше распознавать эмоции, чем сам человек. Это интересный и интригующий тренд. Думаю, в ближайшем будущем такие программы смогут помогать людям в очень стрессовые и кризисные моменты, а также лучше проводить психологическую диагностику на основании личных данных, чем это делают современные психологи, в целом они будут являться хорошими помощниками живым психологам, но вряд ли их заменят.

Несколько лет жизни в условиях пандемии и социальной изоляции показали, что человеку нужен живой человек, который находится с ним в одном пространстве и дышит одним воздухом. Всё это удалённое общение ухудшает качество отношений и заставляет людей чувствовать себя эмоционально неудовлетворёнными.



Ещё слышала, что разработали новый анализ крови на психические заболевания, предполагая, что биологические маркеры расстройств настроения можно найти в РНК. Исследование показало, что анализ крови может определить тяжесть депрессии и риск развития тяжёлой депрессии и биполярного расстройства в будущем. Анализ крови также может помочь подобрать индивидуальное лекарство. Спасёт ли анализ крови наше ментальное здоровье?

Очень надеюсь, что это поможет в превентивной диагностике и улучшит качество и сроки лечения. Психические расстройства будут всегда, как и соматические болезни, но с развитием медицины и смежных наук качество и продолжительность жизни человека растёт. Пусть медицина ещё может и не полностью научилась вылечивать многие болезни, но она уже умеет продлевать жизнь, уменьшать симптомы, улучшать продуктивность и жизнеспособность людей с тяжёлыми неизлечимыми заболеваниями, в том числе психическими.

 

Источник: Журнал BEAUTY CLOUD

 

Список мест продаж журнала Beauty Cloud: www.presesserviss.lv

Удобней подписаться! Присылайте слово «Подписка» на электронную почту info@3ade.lv и мы с Вами свяжемся!

Комментарии