Ставьте like и читайте!

Что с вашей грудью? Отвечает маммолог­ онколог Др. Андрей Сребний.

26.09.2021, 3ade.lv

Что с вашей грудью? Отвечает маммолог­ онколог Др. Андрей Сребний.

ЧТО С ВАШЕЙ ГРУДЬЮ?

До сих пор врачи точно не знают, почему один человек заболевает раком груди, а другой — нет. Самый большой фактор риска — это просто быть женщиной и взрослеть. Женщины болеют раком груди в 100 раз чаще, чем мужчины. Известно, что существуют наследственно передающиеся генетические мутации, многократно увеличивающие вероятность развития рака груди. Но наличие таких мутаций подтверждается только в 5‐10% случаев рака! В остальных 90‐95% случаев предсказать вероятность развития рака сложно. Причина болезни в принципе ясна — со временем в ДНК здоровых клеток груди могут развиваться собственные мутации, в конечном итоге превращающие их в раковые клетки. Но пока нет возможности предугадать, кто окажется в этой группе риска, а кто нет. У нас с вами остаётся одна возможность — не пропустить начало развития рака.

О том, как, где, когда и у кого проходить диагностику груди, об особенностях диагностики женщин с грудными имплантами, о лимфоме и болезни имплантов мы поговорили с маммологом‐онкологом, хирургом, д‐ром мед. Андреем Сребным.

Маммолог‐онколог, хирург, д‐ром мед. Андреем Сребным

Автор: Алмаза Пирха

Доктор, зачастую, рекомендации семейных врачей и гинекологов звучат так: женщинам в возрасте от 30 до 40 лет нужно обязательно делать УЗИ молочных желёз не реже раза в два года. Женщинам старше сорока лет — один раз в один‐два года делать маммографию, даже при отсутствии жалоб и симптомов. Я много лет хожу на УЗИ раз в год — чаще, значит лучше?

Главное заблуждение, что ежегодные УЗИ груди до 40 лет должны быть обязательными. Эта характерная для Латвии рекомендация тянется за нами из советских времен, когда только появилась возможность обследовать грудь с помощью ультразвука. Ни одна американская или европейская онкологическая организация не даёт рекомендаций делать УЗИ как профилактическое исследование, если нет жалоб и проблем. Доказано, что ценность ультразвука как скрининг-метода не очень высокая. Ультразвуковое исследование не является стандартным исследованием для выявления рака и считается неоправданным методом для тех пациенток, у которых нет никаких жалоб.

То есть женщин без каких-либо жалоб со стороны груди до 40 лет вообще обследовать не надо, вероятность найти бессимптомный рак груди очень низкая, а само исследование вызывает излишние психологические проблемы (страх — а вдруг что-то найдут?)! К тому же это вызывает дополнительную нагрузку на систему здравоохранения: создаются очереди на УЗИ — в Риге по госпрограмме очередь около 6 месяцев, из-за чего на обследование не могут попасть те, кому это действительно нужно, а врачи, делающие УЗИ, встречаются преимущественно с нормой и теряют квалификацию.

Кроме того, при таких необоснованных обследованиях обычно находят какие-то малозначительные изменения: мелкие кисты, маленькие фиброаденомы, интрамаммарные лимфоузлы, которые только звучат страшно, но не требуют ни лечения, ни дальнейшего наблюдения. И эти женщины с завидной регулярностью продолжают ходить на контрольные УЗИ и измерять размер своих кист, хотя смысла в этом никакого. Поэтому ежегодные проверки здоровых женщин на УЗИ во всех развитых странах считаются неоправданными и даже вредными.
Однако однозначно к маммологу следует обратиться, если вы чувствуете боль, дискомфорт, изменилась форма груди, появилось образование или уплотнение. Но и в этом случае не стоит паниковать раньше времени, ведь существует множество болезней груди помимо рака: доброкачественные новообразования в молочной железе (обычно фиброаденомы), кисты, воспалительные заболевания и т. д.).

Общие рекомендации выглядят следующим образом:

Если нет подозрений на рак — регулярно наблюдать за состоянием груди до 40 лет не нужно. Процент рака груди в этой возрастной группе около 4%.

Процент раков груди, развивающихся у женщин в возрасте от 40 до 50 лет довольно значителен — около 17%. Поэтому в некоторых странах МГ¬скрининг начинают в 40 лет, при чём рекомендуют делать МГ ежегодно, так как в молодом возрасте опухоли развиваются быстрее, а маммограмма может быть менее информативной. В Латвии скрининг начинается с 50 лет, тем не менее, первую маммограмму в 40 лет сделать всё-таки стоит, просто чтобы исключить микрокальцинаты, которые могут развиваться многими десятилетиями и служить первыми признаками рака. И в случае если маммограмма не очень информативна, врач направляет на УЗИ как на дополнительный, уточняющий метод обследования.

С 50 до 70 лет маммографию необходимо делать раз в два года. И хотя скрининг в Латвии оплачивается до 70 лет, это не значит, что после 70 лет грудь не надо обследовать. Семейный врач должен отправлять на обследование своих пациенток регулярно.

После 75 лет МГ можно делать реже — раз в три года.


То есть первым обследованием должна быть маммография, а не УЗИ груди?

Маммография (МГ) — на сегодняшний день лучший и основной инструмент диагностики и раннего выявления рака. Часто УЗИ молочных желёз необходимо, чтобы дополнить маммографию, однако оно не может заменить маммографию ни в информативном, ни в специфическом смысле.

Безусловно, УЗИ более приятный метод обследования, чем МГ, но ведь речь идёт о ценности полученной информации. Есть категории женщин с очень высокой плотностью молочных желёз (причём у этой категории женщин немного повышен риск развития рака груди). Для них плановым исследованием может быть УЗИ, но для плотной груди оно тоже не всегда достаточно информативно, т. е. УЗИ в этой ситуации не является «последним», самым точным методом. Чаще всего таких пациенток дополнительно обследуют с помощью магнитного резонанса.

Особая категория — женщины после увеличения или коррекции груди имплантами. Широко распространено заблуждение, что в таком случае маммография противопоказана и единственным методом обследования является УЗИ. Это неправда! Маммография с имплантами нужна и является информативной! Вопрос в квалификации специалистов, которые производят это обследование — здесь нужен особый подход, делаются специальные проекции, которые помогают выявить ранние формы рака у таких пациенток.
К сожалению, этими методами владеют не все специалисты, делающие МГ (раньше их называли рентгенолаборанты, теперь — радиограферы), поэтому мой совет женщинам с имплантами: делать исследования не в ближайшей к дому поликлинике, а в специализированном учреждении.


Я слежу за несколькими форумами, где публикуют свои истории женщины, пережившие рак груди. Несмотря на регулярные осмотры, маммограмы и УЗИ, нередки случаи, когда рак диагностируется несвоевременно... Врач пропустил, не заметил. А когда заметил, уже было поздно. Кто виноват и что делать — вопрос риторический. Каким должен быть врач, оборудование, чтобы не пропустить — я бы хотела знать наверняка.

Вопрос тяжёлый. В наше время УЗИ груди, в отличие от маммографии, предлагается почти во всех клиниках. И, к большому сожалению, не всегда обследование проводится врачами, которые специализируются в этой области. УЗИ молочной железы — вещь довольно специфическая. Многие врачи, которые выполняют эти обследования, объективно не очень ориентируются в том, что они делают. Некачественными оказываются исследования тех специалистов УЗИ, которые не специализируются на груди.

К сожалению, есть гинекологи, которые делают УЗИ груди, хотя не имеют на это юридического (да и морального) права. Кроме того, специалист, который делает УЗИ, должен разбираться в чтении маммограммы. Мой совет будет звучать примерно так: обращайтесь в специализированные учреждения и к профильным специалистам. Всегда, какой бы области медицины вы ни коснулись.

Если есть подозрение на опухоль, то окончательную диагностику заболеваний молочной железы можно пройти у врача онколога-маммолога в специализированных онкологических клиниках в Лиепае, Даугавпилсе и Риге. В Риге это Латвийский онкологический центр и больница Страдиня. Зачастую врачи онкологических клиник ведут приём и в частных клиниках, куда записаться бывает проще и быстрей, но надо убедиться, что это доктор, занимающийся именно проблемами молочной железы!


Нужно ли обращать внимание на любые изменения в груди, ежемесячно проводить самообследование груди и ежегодно проходить профилактический осмотр груди у медицинского работника, например, у гинеколога?

Самообследование груди является хорошей идеей, но оно не заменяет регулярный скрининг с помощью маммографии. Иногда у людей складывается впечатление, что рак груди всегда вызывает уплотнение, которое можно почувствовать во время самообследования. И это служит причиной, для того чтобы пропустить плановую маммографию. Однако рак груди не всегда проявляется пальпируемой находкой. Встречаются опухоли, которые не удаётся не только прощупать, но и увидеть на УЗИ, при этом они могут уже распространиться в лимфоузлы и другие ткани. Есть случаи, когда и на маммографии опухоль практически не видна.

Что касается самообследования — этот метод позволяет, как правило, обнаружить только достаточно крупные образования, которые уже однозначно будут видны на МГ. В США, например, самообследование даже не очень рекомендуется, так как обычно женщины находят больше, чем есть на самом деле, и это приводит к ненужной нервозности и дополнительным лишним обследованиям.

Но профилактический осмотр груди профессионалом (гинеколог или специально подготовленная медсестра) имеет смысл. 

Около 10 лет назад актриса Анджелина Джоли удалила молочные железы (мастэктомия) и установила импланты в превентивных целях — у неё был очень высок риск развития рака — если я не ошибаюсь, 87%, согласно положительному генетическому тесту BRCA1 и BRCA2. В Латвии такая практика существует? Как часто женщины в качестве превенции прибегают к подобной операции?


Начнём с того, что этот тест имеет свои показания, делать его всем подряд нет никакого смысла. Есть группа населения так называемого общего риска (более 90% женщин) и есть группа женщин с повышенным риском развития рака молочной железы. Делать генетические тесты женщинам из группы общего риска не имеет смысла — вероятность мутаций очень низкая. Безусловно, женщина может сделать такой тест по своему желанию (платно, не по направлению).

Но есть категория пациенток, которых на это обследование отправлять необходимо. Например, если уже был диагностирован рак яичников, повышен также риск развития рака груди, особенно если онкозаболевания были выявлены в раннем возрасте, до 50 лет. Значительно повышен риск, если эти заболевания развились у родственников первой степени: мать, сестра, дочь, особенно если заболели несколько человек и в раннем возрасте. Для такой пациентки будут оправданными провести тесты на генетические мутации, а также консультация врача-генетика.

Надо отметить, что только у половины людей, которые имеют такой онкологический анамнез, на самом деле доказаны генетические мутации. То есть у второй половины, несмотря на то, что есть явная генетическая предрасположенность в нескольких поколениях, может быть не обнаружено никакой мутации.
В Латвии с направлением специалиста (увы, не хирурга) может быть назначено бесплатное генетическое тестирование на наиболее частые мутации (BRCA1 и BRCA2). Есть расширенные тесты, которые являются платными. И порой они могут быть более информативны, ведь за развитие рака отвечают не только гены BRCA1 и BRCA2, но и целый ряд других генов, которые сопряжены с повышенным риском онкологии.

Что касается Анджелины Джоли — у неё был ярко выраженный семейный анамнез (мама, тётя и бабушка умерли от рака груди или яичников), у неё самой была доказана BRCA1 мутация, поэтому она решилась на профилактическую двухстороннюю мастэктомию в возрасте 37 лет и удаление яичников в возрасте 39 лет. Такие профилактические (правильнее сказать — снижающие риск развития рака) операции оправданны и в развитых странах довольно популярны. Они снижают риск развития рака в 10 раз. Отмечу, что не исключают полностью этот риск — любая профилактическая мастэктомия не является стопроцентной гарантией, так как во время операции ткань молочной железы в небольшом количестве всё же сохраняется. Но риск из 80% превращается в 5%.

Итак, в 2013 году была проведена операция Анжелине Джоли, и в этом же году была опубликована первая статья о профилактической мастэктомии. Огласка породила «синдром Джоли», когда в течение ближайших двух лет в англоязычных странах количество профилактических мастэктомий увеличилось примерно в пять раз!

Сейчас эта волна спала. Но операции проводятся, в Латвии это 10-15 операций в год. К тому же у нас достаточно много пациенток, которым диагностирован рак одной молочной железы и констатирована BRCA мутация, но по желанию пациентки мы проводим двухстороннюю операцию, как правило, с реконструкцией.


Сегодня уже совершенно точно можно сказать, что импланты никак не влияют на развитие рака груди?

На современном этапе существует совершенно точное аргументированное мнение, что импланты никак не повышают риск развития рака молочной железы. Женщины, у которых установлены импланты, чаще и больше обращают внимание на свою грудь и проходят плановые обследования. Кстати, импланты не исключают маммографию, особенно после 45 лет, как многие считают, ограничиваясь УЗИ. Второй момент: растянутая на импланте грудь является более тонкой и в этом более тонком слое гораздо проще нащупать какое¬то новообразование.
Научные исследования показывают, что по этим причинам рак груди у женщин с имплантами обнаруживается на более ранних стадиях... Лечение на более ранней стадии напрямую влияет на прогноз.


В случае обнаружения рака у пациенток с имплантами после лечения женщины идут на повторную реконструктивную пластику или нет?

Я давно не помню случая, чтобы у пациентки с раком груди при удалении рака удалили и имплант. Если грудь можно сохранить, то можно это сделать, оставив и старый имплант.
Могут быть совмещены операции: удаление опухоли груди и установка нового импланта. Но поверьте, женщины не ассоциируют рак груди со своим имплантом.


Не так давно мы узнали про рак груди BIA‐ALCL (лимфома, которая развивается на фоне установленных текстурированных имплантов). Об этом мы писали в журнале около двух лет назад. Было бы интересно узнать о кейсах в Латвии.

По сути, BIA-ALCL (Breast Implant-Associated Anaplastic Large Cell Lymphoma) нельзя назвать раком груди. Эта болезнь развивается не из тканей молочной железы, а из клеток, которые отвечают за иммунную реакцию организма, — Т¬лимфоцитов, которые «живут» не только в лимфоузлах, но и циркулируют в крови и других тканях человека. Лимфома может быть не связана с лимфоузлами, может развиться в любом месте, без видимой причины, в том числе у детей! Может развиться в результате хронической воспалительной реакции, в том числе реакции на чужеродное тело, каковым является имплант. Кстати, описаны случаи развития лимфомы не только на грудные импланты, но и на ягодичные, зубные импланты, желудочные бандажи (ленты для уменьшения объёма желудка с целью похудения) и даже на венозные порты (устройства для постоянного венозного катетера).

В Латвии пациенток с этим диагнозом пока не было. Болезнь редкая, но сейчас очень активно обсуждаемая. И боюсь, что этот ажиотаж имеет под собой экономические причины. Хотя проблема всё же существует. Но у меня как у онколога на неё свой взгляд.

Впервые, если я не ошибаюсь, вопрос о лимфоме был поднят в 1997 году. Но серьёзно он стал обсуждаться с 2016 года, когда было доказано, что некоторые виды имплантов имеют бОльшую частоту анапластических лимфом, но общее количество подобных заболеваний настолько низкое, что всё-таки реальный риск получить эту болезнь остаётся ничтожным. Правда, в последнее время звучат голоса, что на данный момент недостаточно много и точно исследуется этот вопрос и многие лимфомы не диагностируются, а трактуются как капсулярная контрактура, но, безусловно, клинически значимые случаи всё же регистрируются.

На сегодняшний день мы имеем только порядка 30 случаев смерти от лимфомы, что в мировом масштабе очень мало. Но, безусловно, это 30 жизней. В Америке и в Европе к этой проблеме относятся по¬разному. В Европе запретили производство имплантов марки Allergan, которая чаще других фигурировала в исследованиях по лимфоме из¬за грубой текстуры имплантов. В Штатах пока что главный надзорный орган FDA после долгих обсуждений текстурированные импланты не запретил вовсе. 

Моё отношение к этой проблеме звучит так: пациентка должна быть информирована о том, что такое осложнение возможно, и поэтому можно предоставить ей право выбора имплантов. Но при этом я всегда говорю, что вероятность настолько мала, что порой польза текстурированных имплантов перекрывает возможные риски.

Нельзя не говорить и том, что любая установка имплантов сопряжена с целым рядом возможных осложнений, таких как инфекционные осложнения, кровотечения, поздние инфекционные осложнения, капсулярные контрактуры, поздние серомы, которые могут потребовать повторных операций, что уже само по себе является риском. Именно поэтому риск самой лимфомы не настолько значим, чтобы говорить только об этом и не брать во внимание все другие риски. Гораздо больше шансов умереть от наркоза при операции, чем от лимфомы. Кстати, такие случаи в Латвии были, в отличие от смерти от лимфомы!

«СРЕДНИЙ РИСК РАЗВИТИЯ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ в Латвии – 10%. Заболевание, по данным глобальной статистики 2020 года, является самым частым онкологическим заболеванием в мире. Даже несмотря на то, что рак молочной железы в 100 раз чаще встречается у женщин, чем у мужчин, он всё равно является самым частым раком на Земле в настоящее время. То есть каждая восьмая женщина в Северной Америке и в Западной Европе и каждая десятая в Латвии заболевает раком молочной железы в течение жизни. При этом смертность от рака молочной железы занимает только 3-4-е место среди всех онкологических болезней, так как эта болезнь достаточно хорошо поддаётся лечению на ранних стадиях. Надо только поймать эту раннюю стадию!»


Как и у любого медицинского приспособления, у импланта есть срок службы. Через 10‐15 лет их необходимо будет удалить, заменить, если ранее не произойдёт разрыв. Разрыв импланта и вытекание геля... Есть какая‐то статистика повреждения импланта и причин разрыва и вытекания?

Несмотря на прокламацию производителей о вечной гарантии, у каждого импланта всё же есть свой срок службы. Насколько долговечны импланты с формоустойчивым гелем 5-го поколения, которые начали выпускать последние 10 лет, ещё нет достаточно серьёзной статистики. Но, несмотря на обещание пожизненной гарантии, рвутся и достаточно свежие импланты Вероятность разрывов имплантов сегодня составляет порядка 5-10% в течение 10 лет. По оценке производителей имплантов, больше чем в половине случаев импланты повреждаются хирургическими инструментами при их установке. Второй частой причиной называют прокол импланта иглой при пункции серомы или при биопсии.

В остальных случаях точно установить причину невозможно. Есть теория, что имплант повреждается от трения о рёбра, если он установлен под мышцу. Складки, которые образуются в результате капсульной контрактуры, тоже сопутствуют тому, что оболочка импланта может быть со временем порвана. Разрыв может быть вызван старением материала, встречается и фабричный брак (мне доводилось извлекать расклеившиеся по шву импланты).
Что касается механического повреждения, порвать имплант тупым ударом практически невозможно, разве что при тяжёлой травме — во время автоаварии, при падении с высоты. И, безусловно, имплант можно проткнуть колюще-режущим предметом.
А вот утверждения, что импланты можно повредить при маммографии не имеют научного подтверждения.


Залог того, чтобы всё было комфортно, правильно и безопасно — соблюдать рекомендации: раз в год после операции нужно приходить на осмотр. Если есть какие‐то подозрения на разрыв импланта, делается МРТ. Наблюдаются какие‐то болевые симптомы, сигналы организма?

Американская модель предусматривает обследование установленных имплантов и груди раз в два года начиная с третьего года после имплантации. И в качестве основного метода наблюдения рекомендуется магнитный резонанс. Хотя и информативность проверки состояния импланта на УЗИ тоже достаточно высокая — до 70%. Правда, при ультразвуке бывают псевдопозитивные результаты, когда какие-то складки принимаются за разрыв оболочки импланта, но если есть вытекание геля — это на УЗИ хорошо видно. Так как в наших условиях магнитный резонанс малодоступен, ультразвук раз в один-два года будет оптимальным обследованием. И в случае подозрения на разрыв импланта пациентку надо будет отправить на магнитный резонанс.

Разрыв может быть двух видов. Внутрикапсульный, когда капсула, образовавшаяся вокруг импланта, остаётся целой и силикон из порванного импланта не вытекает за её пределы. Экстракапсулярный разрыв — когда силикон выходит за пределы капсулы и попадает в окружающие ткани, мигрирует в соседние участки молочной железы, мышцы, в лимфоузлы, вплоть до отдалённых. Тактика в таких случаях разная. Если силикон находится в капсуле, как правило, сильного вреда причинить он не может. И большой срочности удаления импланта нет. Хотя и откладывать операцию не стоит, так как внутрикапсульный разрыв может перейти в экстракапсульный. Во втором случае всё же силикон надо извлекать незамедлительно, поскольку в организме он начинает себя вести как свободно находящееся в тканях вещество и вызывает воспалительные реакции. Визит к хирургу должен быть достаточно оперативным.

Но следить за имплантами надо не только из-за возможных разрывов. Капсульная контрактура, развитие серомы — причины, по которым вам нужно наблюдаться регулярно. Правда, эти состояния обычно сопровождаются симптомами (болью, визуальными изменениями). И зачастую сами пациентки не оставляют эти изменения незамеченными. 


«Лопнувший имплант почти никогда не вызывает никаких симптомов
и становится случайной находкой при обследовании. Кроме случаев, когда он разорван по причине капсульной контрактуры — тогда обычно есть жалобы, вызванные самой контрактурой.»

Доктор, увеличение груди путём инъекции свободного жидкого силикона и различных других твёрдых и полутвёрдых материалов уже давно под запретом. Но случаи, когда приходится оперировать и извлекать этот гель, до сих пор встречаются? 

То, что подобные процедуры под запретом, не значит, что они не производятся. Надо сказать, что попытки увеличить грудь малоинвазивным способом имеют более давнюю историю, чем импланты. Импланты появились в 60-е годы. А инъекции жидкого парафина в грудь датируются 1899 годом и до Первой мировой войны были весьма популярны. После были и другие попытки увеличить грудь инъекциями тех или иных препаратов. Из последних — полиакриловый гель, который вводили вполне открыто до 2009 года. По некоторым оценкам было проведено около 300 000 таких операций, и каждый пациент рано или поздно попадёт в операционную к хирургу. К сожалению, инъекции свободного геля и других веществ всегда приводят к прогрессирующим воспалительным изменениям. И с такими пациентками, которым этот гель надо извлекать в срочном порядке, я встречаюсь каждый год.

Но и на этом идея жидких имплантов не умерла. Последняя волна, которая началась в 2008 году и продолжалась до 2011 года, до момента запрета, — это инъекции гиалуроновой кислоты в грудь. Препарат Макролан вводили в количестве 200-300 мл, впоследствии он показал свою неэффективность и вредность. Со временем начинал мигрировать в окружающие ткани, лимфоузлы, и сам по себе эффект увеличения груди исчезал.

Мой совет тем женщинам, которым были сделаны подобные процедуры: обращайтесь незамедлительно к пластическому хирургу или маммологу, не дожидаясь симптомов. Чем раньше эвакуировать гель из груди, тем меньше повреждение тканей молочной железы и мышц, и тем на более приличный косметический результат можно рассчитывать.


Актуальная и дискутируемая причина, по которой женщины идут на операцию по удалению имплантов, — так называемая болезнь имплантов. Breast implant illness — индивидуальная реакция организма, которая может сопровождаться множеством симптомов: от аллергии, сухости кожи и астмы до мышечных болей и выпадения волос. Мне интересно ваше мнение — существует эта болезнь или всё же нет? Как к себе прислушаться, как понять, что все эти симптомы — именно BII, а не тревожность, накрученность, анемия и ещё десяток других факторов, никак не связанных с «болезнью имплантов»?

Ответ очень неоднозначный. Разговоры о болезни имплантов ведутся с 1992 года. Именно в США тогда впервые был введён мораторий на использование силиконовых имплантов. До 2006 года в США были разрешены только импланты, заполненные физраствором, в Европе такого запрета не было. Это, кстати, главная причина, почему в Америке до сих пор более чем в 90% случаев ставятся импланты, заполненные физраствором. В Европе же, наоборот, они используются крайне редко. В Латвии я вообще не слышал, чтобы кто-то ставил подобные импланты. Разговоры о том, что импланты плохо действуют на организм и вызывают целый ряд реакций, ведутся десятилетиями. Фирмами, производящими импланты, были проведены обширные исследования, стоившие многие миллионы, в которых не нашли подтверждения тому, что реальные заболевания связаны с установкой имплантов.

Всё повторяется по спирали, и сейчас мы наблюдаем очередной круг шума, который, на мой взгляд, спровоцирован ажиотажем вокруг лимфомы, о чём мы говорили выше. И этот шум, учитывая огромную силу воздействия СМИ и особенно Интернета на человеческие умы, вновь вызвал волну «болезни имплантов».

Хотя, безусловно, нельзя забывать про психологические проблемы и особенности пациенток, которые не приняли постановку имплантов морально. На самом деле есть те, кто думает о своих имплантах ежедневно — так и не приняв их! Нельзя также исключать и объективное неприятие организмом чужеродного тела. И, хотя нет убедительных научных доказательств «болезни имплантов», у части женщин могут быть реальные жалобы, вызванные имплантами. Это боли в грудной клетке, шее, плечах при физических упражнениях, некоторые даже отмечают, что сложнее дышать полной грудью, особенно если имеется капсульная контрактура.

Мне не раз приходилось встречаться с женщинами, которые после удаления имплантов становились реально счастливее! И дело не только в моральном настрое и физических неудобствах — некоторые отмечают, что после удаления имплантов у них прошли объективные кожные изменения, аллергические реакции и вообще улучшилось общее самочувствие.
Среди моих пациенток немало тех, кто просит убрать импланты. Моя позиция — если пациентка твёрдо убеждена, что импланты ей мешают, вызывают каскад заболеваний и поэтому их надо убрать — лучше убрать. Но будет ли результат положительным — покажет только время.

Полагаю, что многие женщины, которые не знали о возможных рисках, связанных с имплантами, услышав о возможных проблемах, начинают искать у себя подобные симптомы — и находят их. Если бы пациентки знали об этом до операции и хирург предупредил о такой возможности, так же как и возможности повторной операции в будущем, они бы приняли это как неизбежные риски такой операции и смирились с этим ради цели, для которой они шли на этот шаг.

 

 

ИСТОЧНИК ЖУРНАЛ BEAUTY CLOUD

 

Список мест продаж журнала: www.presesserviss.lv

Удобней подписаться! Присылайте слово «Подписка» на электронную почту info@3ade.lv и мы с Вами свяжемся!

Стоимость подписки на 4 номера – 24 ЕВРО.

Комментарии